СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  

Илья Лагутенко: "Ни четко сложившейся политики, ни концепции, ни денег, ни новых творческих предложений у государства, чтобы разговаривать со мной, нет"

Лагутенко - настоящий космополит. Родился во Владивостоке, живет в Лондоне, записывает альбом в Доминиканской Республике, собирает неизменные аншлаги в России. Он давно вне музыкальных и государственных границ, политических систем и закрытых совещаний, поэтому может говорить без оглядки на общественное и вышестоящее мнение.
Переносить речь Лагутенко на бумагу - тяжело. После каждой второй реплики хочется вставить: "Смеется". Правда, оттенки смеха - искренние, серьезно-ироничные, а порой откровенно ернические - словом не передать. Лидер группы "Мумий Тролль" говорит о политике смеясь. А получается гораздо серьезнее, чем у многих коллег по цеху.

- Название вашего нового альбома - "Слияние и Поглощение". А возможно ли, по-вашему, слияние рока и государства и поглощение первого последним?
- Ну, во-первых, исходя из моих личных наблюдений, сейчас этого не происходит. И вообще, с моей точки зрения, гораздо веселее и занятнее было бы, если бы рок поглотил это государство! Но я, как примерный гражданин, понимаю, что это несколько утопичная идея. И если нам - веселящимся музыкантам и их слушателям - было бы забавно, то остальные жители такой страны подобного безобразия долгое время не выдержали бы. Потому что, кроме как веселиться, нужно еще и поработать, чтобы обеспечить определенные бытовые нужды страны, вывести ее на должный уровень.
Все это можно рассматривать исключительно с позиции шутки, но вопрос взаимоотношений рока и государства в последнее время поднимается очень часто. Я думаю, единственное, в чем государство может помочь своим музыкантам, - это в их экспорте на международную арену. Официальная дистрибуция за пределами России пока отсутствует. Но наверняка у Кремля есть множество административных ресурсов, чтобы сказать в Европе или Америке: сейчас мы вам перекроем чуть-чуть газка или нефти, если вы своих хип-хоперов и бон джови не подвинете! И заполнятся их рынки нашими исполнителями. Есть большая вероятность, что из нескольких сотен миллионов человек несколько миллионов все-таки купят русскую пластинку, хотя бы просто ради любопытства. Я знаю это по собственному опыту. Если мы не можем быть по тем или иным причинам полноправными игроками на мировом музыкальном рынке, то, может быть, государство нам поможет? Тем более, насколько я понимаю, оно уже знает, как обращаться с подобными инструментами.
- Возможен ли вообще диалог между рокерами и государством? Или раз рокер - протестуй?
- В том, что делает любой артист, конечно, присутствует процент бунтарства. Вопрос в том, против чего протест направлен и за кого артист играет. Бунтарство может быть не только против государства. На моей памяти - множество протестов музыкантов против коллег, против "музычки". Это было время, когда музыка выходила на новый уровень, когда появилась разница в способах самовыражения. Понятно, что, когда государство прикрывало музыку насильно, можно было протестовать против этого, но уже 15-20 лет нам ничего по большому счету не запрещают. Пляши и пой о чем хочешь. Сегодня то, что будет донесено до массового слушателя, определяет не цензура, а в первую очередь сам слушатель. Во вторую - те, кого мы называем управляющими силами шоу-бизнеса. Понятно, что эти силы воспитывают вкус публики исключительно на коммерческой основе. И если публике это не нравится - пусть она себя перевоспитает, а не идет на поводу у кого-то. Сейчас в любом интернет-кафе за символическую плату можно получить доступ к музыке всего мира. Дальше - вопрос внутреннего интереса, образования.
- Что вы думаете о встрече рокеров с Сурковым?
- Я в первый раз услышал об этом от журналистов, стал наводить справки среди коллег-музыкантов. Признаюсь вам за них честно: встреча имела место. Но только для тех шалопаев, которым, вероятно, совершенно нечем заняться, кроме как чесать языками по непонятному поводу. Я как про встречу услышал, сразу вспомнил одесский анекдот: сидят коты и следят, как хозяйка во дворе чистит рыбку, завороженно смотрят, как чешуйки то вправо, то влево от ножа отлетают. Вдруг один из самых больших котов неожиданно и громко мяукает, на что тетя Соня заявляет: "Ну шо вы, шо вы, к чему эти пустые разговоры?".
- А вы не обиделись, что вас на встречу не позвали?
- У меня есть свой административный ресурс, который доносит до моего сведения только конкретные вещи, которые либо интересны с точки зрения творчества, либо требуют каких-то конкретных решений. Как в Кремле. Я больше чем уверен, что президент тоже не всегда знает, о чем разговаривает его администрация. Если есть разговор по существу - не важно, человек ли это власти или нет, - я могу с удовольствием побеседовать, но если это пустые разговоры, то зачем тратить время?
Что мне может сейчас предложить власть? За последние десять лет все было сделано исключительно самими музыкантами группы "Мумий Тролль", основываясь на опыте общения с людьми из экономических и музыкальных областей, но не с помощью и не благодаря сопротивлению власти. Судя по всему, и сегодня ни четко сложившейся политики, ни концепции, ни денег, ни новых творческих предложений у государства, чтобы разговаривать со мной, нет. Когда они будут - я готов встретиться. А сейчас мне разговаривать некогда - у меня новый альбом выходит, я творчеством занимался, пока они разговаривали.
- Не говорит ли факт этой беседы о попытках властей контролировать музыку?
- Мы так сейчас об этом говорим, как будто эти встречи - ежедневное событие. Был некий прецедент, произошла утечка информации, и сейчас несчастные музыканты кусают себе локти: зачем же я туда ходил, что же там брякнул? Я не вижу тенденции, я вижу конкретное событие, за которым ничего не последовало и о котором никто ничего не может толком рассказать. Может, следует обратиться к самому г-ну Суркову и спросить наконец, о чем он там разговаривал, или к артистам, может, они подскажут? Давайте спросим у тех, кто за нашей спиной ведет эти переговоры! А то видите - эти, как они называются, бунтари, бунтари, рокеры, а никто толком ничего не может рассказать.
Может, они обсуждали новые фильмы или книжки, а может, кто в какие рестораны ходит, кто что пьет, кто что курит? Кто там ходил на собрание? Гребенщиков? Давайте у Бориса Борисовича спросим. Может, он им лекции о буддизме читал? А может, в администрации был творческий кризис и у музыкантов спрашивали, как можно разрекламировать в очень тяжелой ситуации в шоу-бизнесе рок-альбом?
Атмосфера секретности, конечно, поражает. Кому что там обещали? Денег, что ли? За что? За поддержку президента на выборах? Он вроде последний срок идет. Может, кого другого поддержать предлагали? Тоже интересно - за сколько? Нет, ну просто так, ради интереса, во сколько это оценивается, чтобы, если что, сформировать свою позицию на этот счет!
- А про запрет концерта "Питерский Майдан" слышали?
- Нет, конкретно про этот случай ничего не знаю. Но у нас в районе 300-летия Питера концерт тоже был отменен. Насколько я знаю, не из-за претензий власти к нам, а скорее по техническим причинам, потому что люди, которые организовывали этот концерт, не учли своих отношений с властями, службами города и так далее. Сейчас это частый случай: промоутеры больших массовых мероприятий полагаются на свои силы, желая собрать побольше народу, но забывают про другие проблемы - безопасности и т.д. и т.п. Все надо согласовывать с городскими службами, пусть это будет огромная бюрократия, но никуда не денешься. А потом подается так, что кто-то кому-то что-то запретил. С другой стороны, есть еще психология маленького человека на большом месте, который лучше запретит, чтобы чего потом не вышло. А музыканты и идеи подобного мероприятия могут не иметь ничего общего с запрещениями.
- Дело в том, что на афишах концерта неизвестные написали: "Бей оранжевую чуму". Многие видят в этом почерк неких структур…
- В данном контексте я бы тоже, наверное, засомневался. Но я вообще не понимаю, что такое "бей оранжевую чуму". Я очень далек от таких лозунгов - бей кого-то, души, стреляй… Люди, выходя с какими-то определенными лозунгами, должны отдавать себе отчет, что они намерены делать и чем собираются заменить эту убитую чуму. Чумой другого цвета? Или они неожиданно все-таки нашли ту самую панацею? Тогда расскажите сначала о своих лекарствах.
- Рок-музыкант может нести социальные, политические функции?
- Я думаю, их может нести кто угодно - артист "Фабрики звезд" как узнаваемый человек может иметь не меньшее влияние, чем участник какой-то рок-группы. В любом случае все зависит от конкретного человека, от того, что у него в голове.
- Если бы вам, как Вакарчуку, предложили занять какую-то должность, войти в политику, вы бы рассмотрели такое предложение?
- У меня давно сложилось убеждение, что Славе всегда было гораздо интереснее быть государственным мужем, чем играть рок. Хотя я очень положительно отношусь к музыке группы "Океан Эльзы"! Меня же больше, чем кабинет министров, привлекает Организация Объединенных Наций. Сама идея объединить какие-то нации мне гораздо ближе, чем управление отраслью хозяйства. Так что я готов представлять интересы нашей страны в каком-то непонятном комитете, где собираются прекрасные люди и разговаривают об интересных, глобальных вещах, но, к сожалению, ничего не решают.
- Случись у нас сейчас социальные потрясения, подобные украинским, вы бы вышли на площади?
- Чисто гипотетически, я уверен: мы бы не остались в стороне, когда самое интересное происходит! Но пока мы даже не можем представить, что это будет за ситуация и на чьей стороне мы бы выступили, потому что не исключено, что мы еще даже не знакомы с этими людьми. У нас все настолько быстро меняется! Я помню, мы очень долго готовились к презентации сингла "Карнавала не будет". Была мысль запустить его в полночь с 31 декабря 1999 года на 1 января 2000-го, чтобы было все символично. Долго договаривались с телевидением, радио. Но буквально накануне мне позвонили из нашей звукозаписывающей компании и сказали: "Ребята, извините, мы вынуждены все отменить, потому что сегодня вы услышите по телевизору такое, что, поверьте, сингл совершенно будет никому не интересен!". Карнавала у нас действительно не стало.
- Как вы смотрите на то, то сейчас происходит в России?
- Меня ничего не удивляет. Мне довелось жить в уникальнейшее время, я застал конец 70-х, живу в начале XXI века. Мне гораздо интереснее жить в России, чем в Америке или Европе. Это сейчас такие скучные страны! Есть определенные города, в которых кипит какая-то культурная жизнь, - тот же Лондон или Токио, но… Столько государственных перемен, как русским, вряд ли кому еще довелось наблюдать. Я психологически готов к любым событиям - шаг вперед, восемь шагов назад не будут для меня откровением. Произошло столько чудесных, сказочных, удивительных изменений, в хорошую или плохую сторону - не важно. Не бывает таких сторон, просто такая жизнь, и мы ее сами делаем. Нет таких сил, которые решают все единоличным влиянием. Просто чьи-то убеждения солируют, потому что с ними в душе кто-то больше соглашается. Мы тоже, наверное, с вами помним, что когда нам что-то очень не нравилось, то это в принципе заканчивалось.
- За какими политическими событиями в последнее время вы следили с наибольшим интересом?
- За выборами нового президента в Доминиканской Республике - как раз в это время мы записывали там часть нового альбома. Была очень веселая рекламная кампания кандидатов - с песнями, танцами. Это реалия экзотической страны. У претендентов были совершенно разные лица: один с усами, другой лысый, третий - без усов и волосатый. Я понял, что они говорили об одном и том же и люди выбирали их исключительно на почве собственной симпатии. И мне было очень интересно, на ком же все-таки они сошлись. Оказалось - на усатом.
- Как относитесь к своему детищу - музыкальному термину рокапопс?
- Ой, я им горжусь! Это гордость за хорошую шутку, которая стала частью нашей жизни. А спустя несколько лет после шутки с изобретением названия рокапопс его уже с пеной у рта обсуждали в серьезных изданиях. Это одно из наших самых больших достижений!
- Просто многие обвиняют вас в том, что именно рокапопс увел рок от протестного начала, придав ему романтизма и "соплей"…
- Получается, рокапопс гораздо революционнее, чем рок! Мы оказались большими бунтарями, если увели за собой людей! Значит, наши лозунги были на тот момент более интересны публике, это была наша революция. Сейчас те люди, которые слушали рокапопс в 1997-1998 годах, в 2004-м выходят на майданы. Необязательно заявлять что-то словами, главное - воспитать свою публику. Это наша миссия, потому что наши слушатели - самая интеллигентная, красивая, добрая и понимающая публика. И дай бог, чтобы я жил когда-нибудь в такой стране - доброй, красивой и понимающей!

Беседовала Алла ГЕРАСКИНА
Новая газета
18 апреля 2005