СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  

Группе Уматурман политика ничего не дает

Группа "Уматурман" - это два брата из Нижнего Новгорода. Владимир Кристовский (младший) влюбился в голливудскую звезду и любимицу Квентина Тарантино Уму Турман, когда работал в Нижнем Новгороде в морге ночным санитаром. Каждая смена "ночного дозора" за неопознанными трупами заканчивалась новой песней. Потом у Кристовского была карьера дворника в детском садике. Его старший брат Сергей в том же детском саду работал няней и бубнил всяческие мотивчики собственного сочинения своим воспитанникам.
Сегодня хиты братьев Кристовских бубнит вся Москва.
Ребята из Нижнего Новгорода впервые появились в Москве в 1998 году.
В то время Кристовский-младший решил предложить свои песни тогда еще никому не известной группе "Тату", но сотрудничество не состоялось. Иван Шаповалов посчитал творчество провинциального самородка безвкусным и бесперспективным. "Безвкусное и бесперспективное" творчество до такой степени понравилось Земфире Рамазановой, что она пригласила ребят в 2003 году на свой подпольный концерт в клубе "16 тонн", где "Уматурман" впервые выступила на публике.

Владимир Кристовский, младший брат, вокал, тексты, музыка:
Политикам неинтересно заниматься своим делом

Мне политика ничего не дает: ни настроения, ни вдохновения, внутреннего действия никакого не происходит. Люди, чувства, взаимоотношения - намного интереснее. Из-за денег я не стал бы ничего пропагандировать.
Так получилось в этом году, когда нас приглашали на выборы на Украину. Поступали предложения от разных сторон - и от Ющенко, и от Януковича, и от каких-то малораспиаренных кандидатов. Приглашения приходили не один раз, но мы ни взглядов их не разделяли, ни разу в глаза не видели - смысла ехать не было. Если я действительно захочу поддержать какого-либо депутата, мне ничего не помешает позвонить ему и сказать, что я "за", и песню с удовольствием спою, если это нужно.
Госзаказы разные бывают: если мне будут диктовать слова песни, тему и настроение - это на выход, а если, например, Лужков позвонит и попросит просто написать песню для (а не про) него, нет проблем - напишем, почему бы нет.
Мне неинтересно указывать людям, как им жить, строить ряды и порядки. Протестовать или поддерживать - это личная позиция каждого, поэтому я не вижу смысла устраивать пропаганду во имя своей политической позиции, пусть каждый думает за себя. Каждый музыкант в своих песнях говорит о своей позиции: кто-то поддерживает его, кто-то не принимает всерьез. Просто не у всех есть возможность выразить свою позицию, а остаться непонятым - для многих почему-то означает проиграть. Сейчас смотришь на политиков, и создается ощущение, что неинтересно им своим делом заниматься. Поэтому и мне неинтересно за них голосовать.

Сергей Кристовский, старший брат, бэк-вокал, гитара, клавишные:
Запретить мат в текстах. Но не возвращаться в СССР

Мне интересна политика только на экране телевизора, когда он выключен. Политика в стране может сформироваться, если у народа есть возможность ее формировать. Мне интересно формировать политику через музыку - это мое право, поэтому меня не очень тревожит, чем занимаются политики. Мы маршей не поем и петь, надеюсь, не будем.
Когда я только начинал заниматься музыкой в Нижнем Новгороде, у меня была группа. Денег не было, пиара никакого. Мы выступали тогда на выборах в Нижнем. Это была политика нашей группы - мы зарабатывали деньги ради работы, чтобы струны можно было купить, песню записать.
Я никогда не буду поддерживать фашистов или еще каких-либо фанатиков негатива, но если мои взгляды не расходятся с политиком и встает вопрос музыкального выживания, то можно и в тур какой-либо поехать с политиками.
Политики тоже люди - напьются и поют. Главное, чтобы в творчество не вмешивались, если не понимают ничего. И корректорами мыслей не работали. Цензура должна быть: можно запретить мат в текстах, но не возвращаться в Советский Союз и не диктовать артисту тематику его же песен, стилистику музыки.
Это особенность российского менталитета - быть зависимым от власти. Сейчас не артист выбирает, какую песню поставить в эфире радиостанции, а генеральный директор станции, поэтому столько мусора и столько оставшихся за кадром важных мыслей.

Вероника ПЛАХОВА
Новая газета
11 ноября 2004