СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  

Рустем Булатов, вокалист группы Lumen: Мы не хотим поддерживать боевой дух российских солдат в Чечне

Мне как человеку, который в политической жизни непосредственно не участвует, сейчас очень страшно думать о политике. Но что бы ни делали со страной, есть еще свобода слова. Мне никто не запретит рассуждать вслух и высказывать свое мнение. Потому что не хочу быть чьим-то рупором.
В России почти десять лет идет война. У нас - огромная страна и огромная армия, которая, на мой взгляд, при умелом руководстве давно бы решила эту проблему. Но, по определенным причинам, о которых я могу только догадываться, война все продолжается. Если федеральное правительство истребляет собственный народ для того, чтобы больше и больше захватывать власть над ним, то это страшно. Если все обстоит несколько лучше и федеральное правительство просто использует сложившуюся ситуацию в собственных целях, это тоже страшно.
Юрий Юлианович Шевчук ездил в Чечню, чтобы петь для российских солдат. Я бы не сделал этого ни за что. Мы совершенно по-разному смотрим на то, что происходит в Чечне. Я бы не пошел петь для солдат не потому, что солдаты плохие. Этим ребятам достается, и достается очень круто, доставалось и будет доставаться. Для меня они все равно остаются героями. Они молодцы. Они просто выполняют приказы, но!..
У меня другое отношение к этой войне. Когда было "SOSтрадание" (рок-марафон на НТВ и "Нашем радио". - Ред. ), мы говорили с Артуром, вокалистом "Мертвых дельфинов", обо всем, что происходит. Он из Чечни. Он говорит, что за время этой войны чеченских детей погибло тысячи. Десятки тысяч. Они погибли и в результате действий федеральных войск, и из-за терактов со стороны чеченских сепаратистов, будем так их называть. Но в любом случае это те люди, которые пострадали совершенно невинно.
Петь песни для солдат - значит, петь песни для того, чтобы поддерживать их боевой дух. Именно за этим ездил туда Юрий Юлианович - поддержать ребят. Если бы я был в Чечне, я бы не мог никаким образом поддержать боевой дух, потому что в таком случае шел бы против собственной совести. По мне, так там надо было, наоборот, разворачивать кампанию: "Ребята, бросайте оружие и поехали домой!". Потому что эта война не имеет право на существование в принципе. Потому что истребление бандитов не должно превращаться в войну, в которой страдает мирное население. Так не бывает! Не должно быть политики двойных стандартов. Не может быть войны, если идет антитеррористическая операция! Если истребляют народ, значит, этот народ не хочет присоединяться. Если он не хочет присоединяться, то почему его присоединяют силой? Если народ хочет жить опять-таки в России, в нашем общем государстве, тогда мне непонятно, каким образом там воюют, неужели так много людей, не согласных с этим. Очень тяжело рассуждать о том, о чем не имеешь представления. Мы на сегодняшний день судим об этой войне, руководствуясь информацией, почерпнутой из недостоверных, на мой взгляд, источников. Потому что если конфликт двусторонний и ты берешься об этом судить и рассуждать, то выслушаны должны быть обе стороны. Мы не знаем - до нас никто не донес - мнения простых людей из Чечни, из Грозного, из других городов. Потому что все мы прекрасно понимаем, что такое государственная пропаганда. Нам всем очень здорово прочищают мозги со всем, что творится в Чеченской Республике.
Я бы не поехал петь для российских солдат, потому что лучше мы здесь с ними где-нибудь посидим, встретимся. Они придут на концерт, если посчитают нужным послушать наши песни, когда они уже будут гражданскими, когда им завтра не нужно будет идти в бой, когда им завтра не нужно будет случайно в кого-нибудь попадать пулей, гранатой, бомбой, снарядом. Не хочется быть ни на какой стороне в любой из войн. Поэтому петь для солдат, которые находятся в Чечне, - это не патриотизм. Это осмысленное принятие одной из сторон. Я ни одну из сторон в этом конфликте принять не могу.

Александр ВИШНЕВСКИЙ, Алла ГЕРАСКИНА и Юлия МАРТОВАЛИЕВА
Новая газета
14 октября 2004