СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  

В Белоруссии запретили слушать небелорусскую музыку!

В Белоруссии теперь появилась квота. И какая! Министерство информации постановило: начиная с 2005 года 75% музыкального радиовещания должно иметь белорусское происхождение. Все радиостанции, заявили в юридическом отделе министерства, подписали новые творческие концепции. При несоблюдении квоты вещатели могут лишиться лицензии.

Теперь мы знаем, что автократический президент Александр Лукашенко объявил Западу и его "капиталистическим ценностям" войну. Поэтому неудивительно, что бывший директор колхоза загоняет Бритни Спирс и Эминема в оставшиеся 25 процентов. Однако "батька", который так гордится тем, что знает, что хорошо для его народа (картошка, хоккей, Пушкин), до сих пор не зарекомендовал себя как большой друг белорусского языка и вообще белорусской культуры. Лукашенко подвергал интенсивным гонениям белорусскую символику и совершал нападки на всех, кто говорит по-белорусски, называя их "фашистскими коллаборационистами".

Белорусская культура никогда не могла раскрыться под защитой государства. Вплоть до XIX века на белорусском языке говорило, в основном, сельское население, а города, так же как и при Советском Союзе страдали от навязываемой русификации. Во Второй мировой войне нацисты использовали белорусских националистов, обещая им независимую Белоруссию. Таким образом, Лукашенко рассматривает все белорусское как нечто опасное или, по крайней мере, подозрительное.

Страдала от этой псевдо-советизации как раз белорусская рок- и попмузыка, которая с 1994 года развивалась "в подполье", вдали от контроля государства. Тем временем она стала мотором для развития демократических ценностей и белорусского самосознания. Многие молодые люди выросли на демонстрациях, где звучала эта музыка. Для них нет пути назад в СССР. Белорусский рок не передавали по радио, потому что он, в отличие от западной и русской музыки, считался некоммерческим и бесталанным. Но, наверное, вещатели боялись замарать себя оппозиционностью (потому что оппозиция говорит по-белорусски) и не были заинтересованы в том, чтобы привлекать к себе внимание властей. Даже в киосках кассеты таких критически настроенных по отношению к режиму групп, как НРМ и "Крама", долгое время продавались только из-под полы.

Введение квоты вряд ли означает неожиданную перемену президентом своего мировоззрения. Замышляя свою идеологическую кампанию против Запада, Лукашенко, наверное, имел ввиду народные напевы типа тех, которые в 2004 году представили на Евровидении "Александра и Константин". В качестве фольклора "белорусское" терпели еще во времена СССР. Сергей Рожков с "Альфа-Радио" говорит: "Можно и 100% эфирного времени заполнить собственной музыкой. Но вопрос в том, хорошо ли это". А Максим Грушевой, редактор новостного портала belarusnews.de, говорит: "Хочется заткнуть уши". Поэтому теперь в Минске без конца крутят те немногие хорошие белорусские песни, а в остальном царят дилетантизм и трэш.

Почти за 15 лет после обретения страной независимости белорусская поп-музыка по-прежнему не выросла, именно потому, что она была нежелательна, и потому, что критически настроенные группы, такие, как НРМ, по-прежнему игнорируются.

Так что критически настроенной рок-музыке опять будет несладко. Однако в долгосрочной перспективе из-за введения квоты она может оказаться в выгодном положении - прежде всего в вопросе продажи дисков. Об этом говорит уже прогнозируемый музыкальный рынок.

Лукашенко недооценивает рок-музыку. Дух свободы, давно утраченный западным роком, в Белоруссии реально существует.

Инго Петц
Suddeutshe Zuitung
http://www.inopressa.ru
15 января 2005