СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Эндрю Ллойд Уэббер: «Мне всю жизнь помогали обычные пушистые кошки»

Andrew Lloyd Weber Интервью главного автора мюзиклов планеты радиостанции «Эхо Москвы».

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Насколько я знаю, вы очень любите кошек, я имею в виду не мюзикл, а домашних животных, и вроде бы ваших двух звали русскими именами, это правда?

Э.Л. УЭББЕР – Да, Дмитрий был и Сергей, они были породы «русские голубые», их звали в честь Прокофьева и Шостаковича.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – А еще одна история про то, что когда вы были в Оксфорде, пытались получить стипендию, вам это удалось благодаря кошке, это так?

Э.Л. УЭББЕР – О да, это отличная история. Когда я проходил собеседование при поступлении в Оксфорд, я должен был пройти это последнее интервью, которое вел один очень известный профессор. У него жил кот, к тому времени, как дверь в кабинет открылась и должно было начаться собеседование, я уже подружился с этим котом. Во время разговора он сидел у меня на коленях и заставлял меня его гладить. В конечном итоге, я понял, что я очень хорошо прошел это интервью с профессором, несмотря на то, что у меня были худшие оценки, чем у кого-либо в моей школе. И я смог попасть в Оксфорд. Я думаю, что кот в этом сыграл решающую роль.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Да, это великолепно. Я знаю, что вы еще не успели посмотреть русскую версию мюзикла «Кошки», но их существует около 30 различных постановок, какая из них вам нравится больше всего? Английская или нет?

Э.Л. УЭББЕР – Объективно, английская оригинальная постановка была более, чем знаковая для всех нас, потому что мы взяли абсолютно новый пласт, в то время все считали, что англичане неспособны сделать танцевальный мюзикл. А у нас была идея о людях, танцующих и поющих и вживающихся в образ кошек, декламирующих стихи из книги Томаса Эллиота. Все предрекали нам самый большой провал за всю историю лондонского театра. А когда мюзикл состоялся, это был успех. И кроме того, было жутко сложно набрать людей для постановки в Лондоне. Я догадываюсь, как трудно найти их здесь. Так вот, я не удивлен, потому что 25 лет назад в Британии у нас не было такой традиции, это было новым, что люди могут и петь, и танцевать, и выступать в роли актеров. И те, кто вошел в окончательную команду, это лишь маленькая толика из набора в 800 человек. Дело в том, что недавно за обедом мы обсуждали, как трудно набирать актеров здесь. Ситуация примерно такая же, как была четверть века назад. Но после успеха «Кошек» появилось много людей, которые захотели стать последователями, и сейчас существует огромное количество певцов и танцоров. Конечно, это было 25 лет назад очень важно, я надеюсь, что и здесь эта история может повториться. Может быть, Россия станет центром музыкального театра, это вполне достижимо.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Скажите, а какой мюзикл ваш самый любимый?

Э.Л. УЭББЕР – Они все мои дети, их 14 к настоящему моменту. Я не могу выделить ни одного из них. Просто то, что случилось с «Кошками» в Лондоне, было абсолютно невероятным. Никто не верил, что нам это удастся.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Может быть, вы думали когда-нибудь о создании мюзикла на основе русской истории?

Э.Л. УЭББЕР – Это всегда зависит от самой истории. Мюзиклу нужно либретто. «Кошки» – это исключение, он основан на идее, которую я открыл в книге Томаса Эллиота, однако обычно мюзиклы создаются из истории, поэтому это запросто может быть какая-либо русская история, если таковая понравится мне. Но вопрос в том, чтобы нашлась такая история.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – В чем секрет вашей популярности, ходят слухи, что вы продали душу дьяволу, но это же неправда?

Э.Л. УЭББЕР – Я не очень понял.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Существуют слухи, что вы продали душу дьяволу в обмен на популярность и талант.

Э.Л. УЭББЕР – Мне нравится создавать то, что я хочу создавать. Я только что приехал с прослушиваний в Венгрии, где ставят мой мюзикл «Красивая игра», который рассказывает о детях Северной Ирландии, как они пытаются жить в условиях терроризма, как он ломает их жизни. Я думаю, что этот сюжет далек от того, чтобы его назвать коммерческим, поэтому я не думаю, что меня можно обвинить в том, что я пишу не то, что я хочу. На самом деле, я думаю, что это моя лучшая вещь, хотя она и пугающая, надеюсь, что в Будапеште у нее больше возможности для успеха, чем это было в Лондоне. Здесь больше ресурсов. Иногда, работая в музыкальном театре, понимаешь, что у тебя нет таких ресурсов, точнее, они недостаточны по сравнению с теми, какие есть в обычных театрах. Моя последняя работа – «Женщина в белом», постановка в Лондоне. И опять же, это больше, чем опера, это, конечно, не мюзикл, но смысл не в том, чтобы люди думали, что это тяжкий труд. Я действительно делаю то, что я хочу делать, я никогда не создавал ничего, к чему не лежало бы мое сердце, равно как и ум.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Это замечательно, что постановка «Кошек», наконец, добралась до Москвы, ее посмотрит масса зрителей. Но, может быть, у вас есть планы привезти какой-нибудь другой мюзикл?

Э.Л. УЭББЕР – Я не продюсирую «Кошек» здесь в Москве, но это было бы замечательно, если бы другие продюсеры, а я знаю, что они хотели бы привезти и другие мои произведения, я все-таки композитор. И для меня удовольствие и радость писать музыку. А иначе я всю жизнь проведу, продюсируя чужие работы. Я уже делал это и раньше, причем не раз, но сейчас я все же хочу сконцентрироваться на написании музыки.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Я знаю, что вы страстный коллекционер живописи, это известно всем. Но мне было бы интересно узнать, есть ли в вашей коллекции картины русских художников? А если нет, может быть, вы хотели бы их приобрести?

Э.Л. УЭББЕР – К сожалению, у меня нет картин русских живописцев, о чем я очень жалею. Дело в том, что если бы я покупал их лет 10 или 15 назад, то я был бы очень умным человеком, но в это время я увлекался живописью викторианской эпохи. Но я сначала увлекся немецкими экспрессионистами, а потом начал проникать и в русскую живопись. И когда я очнулся, ваши соотечественники, которые сделали себе состояние в последнее время, фактически обрушили рынок. Но учитывая, что я даю интервью российскому радио, пожалуй, я не буду развивать эту тему.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – А что вы думаете по поводу перевода мюзиклов на русский язык или на любой другой? Как по-вашему, может быть, лучше делать постановку такой, как она есть, в оригинале, без всякого перевода?

Э.Л. УЭББЕР – Это всегда большой вопрос. Возможно, одни люди хотят слышать произведение в оригинале, как, например, оперу. Если она на итальянском, то ставят на этом языке, будь это Верди или Пуччини. Зато другие хотят слушать ее на английском. Что же касается нашего случая, то я с самого начала говорил одну вещь, мы имеем дело с произведениями Томаса Эллиота, который является довольно знаменитым поэтом, поэтому для нас было очень важным, чтобы очень известная компания Faber and Faber, которая издает Эллиота, тоже имела свой голос в этом проекте. В результате, продюсеры, которые делали мюзикл в России, представили три варианта перевода. Тот, который все-таки увидит свет на сцене, выбрали представители Faber and Faber. Это их выбор, который, как им кажется, соответствует духу Эллиота как поэта. Продюсеры были очень осторожны с этим. И не только с тем, что касается точности перевода, но и с тем, что связано с историей поэзии в целом, в том числе и для россиян. Эта задача была для продюсеров одной из самых важных.

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Скажите, а правда ли, что самая известная песня из «Кошек», «Memory», была написана до того, как появился сам мюзикл, а уже потом вы решили ее туда вставить?

Э.Л. УЭББЕР – Да, это так, я написал ее совсем для другого проекта. И мы пришли к выводу, в общем, все было так, когда уже было решено, что «Кошки» будут существовать как сценический мюзикл, я получил много дополнительного текста, которого не было в книге Эллиота. Одна из этих историй – история кошки Гризабелла, она никогда не входила в книжку «Кошки», потому что Эллиот считал, что эта история слишком грустная для детей. Однако, с другой стороны, именно она, в конце концов, и склонила нас к идее, что «Кошки» должны стать сценическим мюзиклом. До этого я думал, что это произведение будет, скажем, чем-то вроде концертной программы. Например, как «Петя и волк» Прокофьева. Я никогда не мог подумать, что это будет сценическое шоу, но в результате в моих руках оказалась это стихотворение про Гризабеллу плюс одна идея, Эллиот ее видел как своеобразный кошачий бал, в котором должно быть что-то мистическое. И тут я понял, стоп, это же будет сценическое шоу. Я уже написал массу музыки к этому моменту, еще когда считал, что это будет концерт, но я подумал, что для Гризабеллы нам нужна другая мелодия. И тут подвернулась «Memory».

А. ЧЕРМЕНСКИЙ – Как вы относитесь к экранизации собственных произведений? Несколько ваших мюзиклов уже получили новую жизнь и по-другому смотрятся на экране. Насколько я знаю, вам нравятся далеко не все экранизации, например, «Иисус Христос – суперзвезда». А не хотели бы вы снять фильм, например, по «Кошкам»?

Э.Л. УЭББЕР – Да, это правда, этот фильм мне не понравился. Но, на самом деле, это все не так просто. Я хотел бы сделать из «Кошек» фильм, но дело в том, что авторские права были проданы еще давным-давно, их купила компания «Юниверсал», но у них никогда не было желания снять такое кино. Поэтому, если действительно задаться этой целью, то придется выкупать эти права обратно, а это, как вы понимаете, вовсе не дешевое удовольствие. Я пытаюсь договориться с «Юниверсал», подтолкнуть к тому, чтобы они сделали фильм, но пока они этого не хотят.

http://www.echo.msk.ru< br > 20.03.2005

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ