СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Ян Тирсен записал пластинку для женщин. Партия Ленина

Yann Tiersen Помнится, лет десять назад знакомая девушка — премилое создание — спросила меня, как мне нравится Майкл Найман. Я в ответ спросил: кто сей?.. На лице у девушки отразилась вся гамма чувств, указывающая на то, как глубоко она обманулась во мне, какой я медведь, и вообще - как можно Пушкина не знать. Спустя буквально неделю я что-то покупал в музыкальном ларьке, когда туда вдвинулась шайба таких размеров, что мигом, и даже не заметив, оттеснила меня от прилавка. "Найман есть?" - грозно спросила шайба продавца. Я напряг слух. "А то жена просила, — продолжала шайба. — Не хочет, сука, слушать нормальную музыку". Продавец, нимало не смутившись и, как было видно, уже заученным жестом, достал откуда-то кассету Майкла Наймана.

После это имя преследовало меня буквально повсюду, где собирались утонченные женщины. В очередь с Антонио Карлосом Жобимом они заводили эту красивую, но как-то быстро вылетавшую из головы музыку, и я уже знал, что Найман — присяжный композитор Гринуэя; я уже знал, что он написал саундтрек к любимому женскому фильму "Пианино" и что у него поет фантастическая женщина Уте Лемперер, но все никак не мог привыкнуть к этой всеобъемлющей женской любви. Именно тогда я понял, что существуют специальные женские композиторы. Это не плохо и не хорошо. Это такой факт. Буквально полтора года назад история повторилась: при мне в любом магазине женщины в каких-то немыслимых беретках спрашивали человека по фамилии Тирсен. Тут уж я был больше подготовлен, слыхал про фильм "Амели", который у нас превратился чуть ли не во вторую "Иронию судьбы...", так что отечественная критика долго пила валокордин, когда ему не дали "Оскара" и даже, было похоже, собиралась писать петиции в Американскую киноакадемию. Знал я и историю о том, как режиссер киноленты "Амели" Жан-Пьер Жене однажды в автомобиле услышал по радио какую-то из пьес Тирсена и, выскочив из машины, в ближайшем магазине заказал весь его каталог — это я прочитал в газете "Известия", а затем — на обложке к саундтреку, причем слово в слово, хотя и по-английски; как много вдохновения хороший журналист может почерпнуть из одной только обложки пластинки! Да, я немедленно обзавелся саундтреком, чтобы не ударить в грязь лицом в женском обществе: ибо с тех пор, как Найман надоел, по части музыки со светскими женщинами стало разговаривать решительно не о чем. Но Найманы не уходят насовсем — они возвращаются в иных обличьях: всякая социальная ниша должна быть охвачена — это закон шоу-бизнеса. И то, что бретонец с печальным лицом, Ян Тирсен, мало походит на существо от шоу-бизнеса, ничего не меняет: шоу-бизнес знает немало обходных путей, чтобы представить даже самого упирающегося артиста публике.

До "Амели" Тирсен был известен только в родной Франции, где он писал меланхолические пластинки, исполненные на игрушечном пианино, мандолине и аккордеоне, — на всех этих инструментах наш бретонец, родившийся, кстати, в городе под названием Брест, играл сам, изливая свою тоску по морю и бесконечности, ибо Бретань, как известно, — провинция полуостровная. Жене в мгновение ока сделал Тирсена звездой — что совершенно не изменило характера его музыки, а хорошо это или плохо — решать вам. Для примера можно взять последнюю его работу в области кино: звуковую дорожку к фильму с участием Чулпан Хаматовой и с крайне притягательным для нашего человека названием "Прощай, Ленин!", которую снял немец Вольфганг Бекер-второй и которая повествовала о женщине, впавшей в кому после ареста сына, участвовавшего в одной из берлинских демонстраций 1989 года, и очнувшейся только тогда, когда ГДР уже перестала существовать, а сын снова был с нею и всячески оберегал ее от потрясений, первым делом скрывая падение социалистического режима, — вся эта фантасмагория удивительным образом напоминает сюжеты Кустурицы, вы не находите, с еще одним знаменитым кинокомпозитором, Гораном Бреговичем, в соратниках?..

Сравнение с Бреговичем, кстати сказать, тут весьма уместно: музыка его к фильмам Кустурицы всегда отвечала чаяниям этих самых фильмов, очень четко реагируя на смену тематики или сюжетные изгибы. Тогда как саундтрек Тирсена к описанной выше истории неподготовленный человек элементарно спутает с саундтреком к "Амели": те же минорные гармонии, тот же принцип реrpetuum mobile в гармонической основе почти каждой композиции, то же фортепиано, та же нежная грусть, разлитая повсюду: забавно, что номера на пластинке размечены по эпизодам, и тут — хоть убейте — совершенно невозможно найти разницу в настроении между, скажем, эпизодом, помеченным как "Мать" и эпизодом, помеченным как "Я видел вчера отца". То есть Тирсен просто сочинил еще один номерной диск, а его потом взяли и порезали в соответствии с нуждами кинематографа.

Как ни смешно, но именно это постоянство и обеспечивает Тирсену успех у женской преимущественно части аудитории. Ибо мужчина и женщина по-разному слушают музыку, это давно установленный факт. Мужчина вечно ищет смысла и потому норовит всегда забежать вперед, тогда как женщина мирно наслаждается настоящим. Я не видел ни одного мужчины, способного подряд прослушать одну и ту же песню двадцать раз, но я знаю как минимум двух женщин, проделывавших это по сорок раз. В случае же с Тирсеном не надо и перемотки: все его вещи в сущности есть одна вещь, размноженная во времени.

Никто не назовет ее от этого пустой. Однако в голове тирсеновские мотивы не задерживаются точно так же, как когда-то не задерживались наймановские. Возможно, это особенность устройства мужской головы. Для которой повторение одной и той же мысли делает неразличимым ее модификации.

Артем Рондалев,
«МК-Бульвар»,
№ 20, 2003

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ