СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Pink Grease. Культурный обмен

Pink Grease Англичане из Pink Grease привезли в Россию свой разудалый диско-панк, а взамен получили несколько бутылок водки, тарелку соленых огурцов и участие в милицейской облаве.

Mute подписала нас потому, что мы используем разные электронные звучки. Раз так, то в следующем альбоме будем играть только на банджо и скрипках!» — басист Pink Grease Стю громко хохочет и наливает всем присутствующим водки. «Как по вашему будет "пошел в жопу"?» — синей шариковой ручкой Стю записывает на руке русские слова. Там уже почти все исписано: «Раз, два, три, четыре», «Меня зовут Стю», «По пятьдесят». Официант приносит еще три бутылки водки и две тарелки с селедкой, черемшой и солеными огурцами. Через полчаса заказ повторяется. Стю оправдывается: «Мы на самом деле и быстрее бы это выпили, просто вчера у Стивена был день рождения. Спали всего полтора часа. Похмелье? Э-э-э, нет! Мы всю ночь пили граппу, и сейчас у меня полное ощущение, что именно граппа лучшее, что может быть в преддверии водки!»

Pink Grease пьют почти в полном составе: Рори Леварн (вокал), Джон Линч (бэк-вокал, саксофон, клавиши), Стю Фолкнер (бас), Стивен Сантакруз (гитара), Марк Хоад (барабаны). Единственный трезвенник — Ник Колье, играющий на самодельном синтезаторе, который именуется The Machine. «Я его собирал полгода, но больше он мне не нужен. Мы приехали в Москву, и это будет последним концертом для The Machine. За последний год я сконструировал The Machine-2». Гитарист Сантакруз с прической типа «лампочка», перебивая клавишника-конструктора, рассказывает, что раньше они назывались Buttfuckers и играли «самый отвязанный панк в Шеффилде». Но кривляться перед «пьяной толпой пролетариев» им быстро надоело («у нас было полтора концерта»), и они решили что-то изменить. «Мы хотели выглядеть сексуальнее, чтобы на концертах на нас смотрели не дебильные рожи с пивом в руках, а девчонки с распростертыми объятьями. Они должны были плясать и рвать нас на части. Пока, правда, никого не порвали». В общем, в результате трансформаций Pink Grease вспомнили начало 80-х, изрядно разбавили панк диско-ритмами и приоделись. Сразу после этого на них обратила внимание Mute, где они и записали дебютный альбом «This Is For Real».

После очередной порции Стю хватает одновременно три графина водки, на дне которых еще что-то плещется, с криком засовывает их себе в рот и опустошает все три сразу. Сантакруз невозмутимо продолжает рассказывать, как Стю, будучи в Германии, устроил армрестлинг-битву с 80-килограммовой немкой. Причем армрестлинг был не простой, а «варварский». Правила в нем таковы: туловище привязывается к стулу, и борьба происходит исключительно с помощью шеи. «Он, наверное, главный безумец в группе. Мы все чуток поспокойнее. Хотя всякое бывает».

Стю: А вот грибы принесли. Как правильнее по-русски: сначала водка, а потом грибы? Или грибы, а уже потом водка?

Стивен: Он у нас единственный шотландец. Они вообще долго врубаются.

Рори (кричит с другой стороны стола): Мне подарили русские сигареты.

Вся группа получает по папиросе «Беломор».

На следующий день в гримерке клуба «Б2» загримированный Стю с восторгом рассказывает, чем закончился вчерашний ночной поход на Красную площадь: «Нас остановила полиция, а я в пляс перед ними пустился. Прыгаю перед усатым в шапке — то один карман подставляю, то другой. На, кричу, посмотри, у меня все равно ничего нет!» Стивен говорит, что Стю на встрече с милицией танцевал вприсядку: «Он плясал, как казак по телевизору». Кто-то спрашивает у Стивена о Franz Ferdinand: «Мы просто обязаны быть наверху. Мы не хуже их. Недавно мы попали на британское радио. А сейчас у нас будет интервью по телефону на радио ВВС!»

В день после концерта мы встречаемся с Pink Grease в огромном холле гостиницы «Украина». Разминуться невозможно — пергидрольную копну волос Рори, сидящего в окружении парней за кофейным столиком, можно разглядеть и за километр. Похмельный Стю прячется от своей группы за колонной, держась руками за лоб и прихлебывая кофе: на вчерашнем концерте он врезал себе микрофоном по голове. Программу последнего дня Pink Grease в Москве особенно насыщенной не назовешь: очередная прогулка по Красной площади, кофепитие на Арбате и тихие вечерние посиделки то ли в ресторане, то ли в сауне. На Красной площади Pink Grease фотографируются около Мавзолея, подскакивая и задирая ноги, а затем, поеживаясь, бредут к собору Василия Блаженного. Где-то в районе Васильевского спуска нам навстречу попадается уморительная свадебная процессия: впереди вышагивает бритоголовый жених с плечами дзюдоиста, а чуть позади — раскрасневшаяся невеста в наспех накинутой шубке и многочисленные родственники. Обалдевший Сантакруз тут же начинает щелкать «мыльницей», на что жених угрюмо урчит: «Ты мне за эти фотки еще деньги пришлешь». Следующая остановка — Арбат, где замерзших Pink Grease должны накормить и напоить. Перед кафе возникает заминка — последнее из такси еще не подошло, и ребята окружают лоточника на Арбате. Сантакруз приценивается к поддельному яйцу Фаберже: «Три фунта? С ума сойти!» В кафе усаживаемся на том конце стола, где сидят Стивен и Рори. Разговор вертится вокруг музыки и резонанса их дебютного альбома «This Is For Real». «А часто вообще к вам английские группы наведываются? А правда, что Depeche Mode в России группа номер один?» — сыплет вопросами Сантакруз, почесывая африканскую шевелюру и отпивая глоток из своей первой пивной кружки. Услышав про Марка Е. Смита и Пи-Джей Харви, парни одобрительно кивают и принимаются отвечать на вопросы. «Ну, мы вообще такая университетская группа, знаете ли. Сборная ботаников с разных факультетов. Я вот, например, изучал дизайн. А вот Рори у нас физиономией не вышел — ему на роду было написано стать либо рок-звездой, либо моделью. Так, Рори?» — скалится Стивен. «Музыкальное влияние? Мы, как и большинство шеффилдских групп, всегда опирались на Talking Heads. Нам никогда не нравилась манчестерская волна, потому что мы все-таки в университете учились. Вся эта пролетарская романтика вроде The Jam и Моррисси (после того, как он ушел из The Smiths) нас никогда не волновала», — устало бормочет Леварн. Болтая ложками в супе, лидеры Pink Grease обсуждают современную музыку и используют термин «overrated» («переоцененные») в отношении практически каждой упомянутой группы. Особенно достается Scissor Sisters и Franz Ferdinand, а когда в руки Рори попадается Rolling Stone с текстом про The Libertines, над столом повисает фраза «nice guys» и раздается дружный циничный хохот. «Нет, конечно, группа неплохая, но единственное, что у них есть, — это харизма и наркотики, которые употребляет Пит Догерти. Вечером в Шеффилде подобная группа выступает чуть ли не в каждом клубе. То же самое и The Killers касается. У этих американских ребят есть все, чтобы нравиться и привлекать внимание, но любить их невозможно. Подумаешь, свистнули гармонии у Duran Duran... Мне больше Interpol пo душе — в их музыке, по крайней мере, сразу чувствуется правильное британское влияние».

Pink Grease просят отвезти их в баню, но сопровождающие из московского представительства их лейбла, улыбаясь, сообщают, что предприятие отменяется. На прощанье создатель чудо-агрегата The Machine Ник Колье обещает прислать точное описание того, как эта штука работает: «Я напишу и про первую модель, и про вторую. И фотографию пришлю. Помните, таких в мире всего две — и обе у меня!»

Текст Борис Акимов, Александр Кондуков
Rolling Stone – Russia,
№ 9,
Март, 2005

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ