СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

The Music. Безнадежно неклевые

The Music Если бы музыка была школой, a музыканты - в ней учениками, с Джулианом Касабланкасом, наверняка, все мечтали бы дружить как с клевым старшеклассником. Крейг Николлс был бы харизматическим троечником - довольно нервным, но очаровательным. A вот Роберт Харви из группы The Music - в него чаще других плевались бы из трубочки скомканной слюнявой бумажкой.

The Music - очень некрутая группа. Они из Лидса, английского городка, в котором для музыкальной жизни стоят клуба два или три. Выглядят эти ребята так, как будто в голове у них картофельное пюре. Курят столько травы, что и на Ямайке удивились бы. Что же касается их фирменного стиля в одежде, то только очень редкий и совсем отчаянный лох решился бы его повторить. Однако именно их дебютного альбома "The Music" NME ждал - не мог дождаться еще с прошлого года. "Некруто" - это ведь, на деле оказывается, круче всего вообще, понимаете?

В прошлом году (#6) мы уже писали о The Music как о главной надежде британской гитарной музыки, и теперь выходит, что эта надежда оправдалась. После героических выступлений на фестивалях, с альбомом, способным расплавить любой бумбокс, они вернулись в свой город звездами. Да, Роберт в спортивном костюме и, очках Ray Ban - настоящая звезда. Правда, не в "том" смысле, нет. Он антимодный и дерьма в голове не держит. 3ато в 21 год он успел добраться до такой точки, откуда назад дороги нет. Туда, где обычная кучка пацанов из северного захолустья вдруг начинает становиться чем-то... другим.

"3а последний год моя жизнь сильно изменилась, - говорит Роберт с сильным западнойоркширским акцентом. - Я вырос. Раньше моя позиция всегда была такой: "Давайте, нах, сделаем так, и будь что будет", a теперь вдруг столько ответственности. Нужно думать об остальных в группе". The Music решили стать группой от жестокой скуки - в их родном городе всегда было нечем заняться и некуда пойти. По этой же причине у них очень особенное звучание. A звучат они примерно как четверо молодых людей (гитаристу Адаму Наттеру и басисту Стюарту Коулмену - по 19, ударнику Филу Джордану - 20), которые наглухо закрыли дверь репетиционной базы, a сами остались внутри - c инструментами, косяками и друг с другом. Результат - треки, в которых нет почти ничего от современных тенденций (про хеви-рок-психоделию, на которой специализируются The Music, никто не вспоминал с 1994 года, когда вышел второй альбом The Stone Roses "Second Coming") и которые поначалу кажутся довольно несфокусированными: длинные, расхлябанные, с еле различимыми словами песни. но так и надо. Скоро приходит понимание, сколько в этой музыке возбуждения и неистовства. Звучат страсть, неудовлетворенность, прямота и надежда, и это действительно очень, очень глубоко прочувствовано.

Когда они только собрали группу (с названием Incense, "Ладан", которое долго не задержалось, потому что "было дерьмовым"), героем Роберта был Джим Моррисон.

"Он сильно повлиял на меня. Я его люблю. Как только я оказался в группе, я подумал: "Хочу, чтобы у меня все было так, как у Джима Моррисона. Я буду пьяным постоянно и буду курить столько травы, сколько захочу". Live fast, die young и все такое".

Собирался умирать молодым?

"Я не боялся умереть, - отвечает Роберт после долгой паузы. - Я и сейчас не боюсь. Я думаю, смерть недооценивают, вот что. Просто у меня странные чувства на эту тему. но я не говорю, что хочу умереть, нет. И тут я изменился. Недавно я подумал - как клево, должно быть, иметь детей. A раньше всегда думал так: "He собираюсь я иметь детей, потому что в мире все через жопу, и это было бы с моей стороны просто жестоко". Фил советует мне попробовать не думать о негативных сторонах вещей и делать столько хорошего, сколько возможно. Hy, это правильно, конечно, но я все равно не могу ничего с собой поделать".

Потому что меньше курить надо. во время записи альбома The Music так увлеклись этим делом, что Роберт свалился в обморок.

"Я вошел, чтобы записать вокальную партию, вообще никакой - мне было плохо. Вылезаю из кабинки, меня шатает, и говорю: "Нужно остановиться, нужно остановиться". И это было последнее, что я помню. Меня качнуло вперед, a потом я ободрал об пол подбородок. Я был в депрессии: трава, грипп - все вместе. Чувствовал себя отморозком - смотрел вниз и не узнавал свои ноги, они мне казались ногами какого-то другого парня. Врач сказал, у меня было низкое кровяное давление. Я курил так много, что меня даже не вставляло. И я сказал чувакам: "Больше я не курю".

Твоя музыка тебе помогает?

"Hy, от нее мне лучше, - нервно отвечает Роберт. - A если она помогает мне, TO, я думаю, может помочь и еще кому-нибудь. Музыка - чувство, и это может быть чувство чего угодно. Песня "Turn Out The Light" на альбоме - от нее, например, я ощущаю себя в другом месте. Каждый раз, когда я ее пою, я погружаюсь в маленький транс или вроде того. Эта песня о моей старой подружке. Когда я писал текст, я представлял себе времена, когда она приходила ко мне в спальню, и мы, сидя на кровати при выключенном свете, болтали о фигне и плакали как ревы-коровы".

Ты что, много плачешь?

"Раньше - да. Когда я не могу петь, я плачу. Так я самовыражаюсь".

Роберта совсем не интересует то, чем увлекаются люди его возраста. Он любит военное искусство, медитацию и красивые закаты. И ему не стыдно в этом признаться. Внезапно он начинает сравнивать The Music c другой группой, которую одно время все считали безнадежно неклевой.

"Мы не очень хорошие музыканты - в техническом плане мы не знаем ничего вообще. Мы знаем, выходит, только друг друга. но люди не понимают, что пройдет время и это будет нашим главным преимуществом, потому что всему остальному мы научимся. Взять, к примеру, U2 - их первые альбомы не восприняли, a теперь это одна из величайших групп в мире".

Новые U2? He стоит так сразу говорить "нет".

Imran Ahmed,
"New Musical Express -Russia",
№ 19, 2002
23 сентября 2002

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ