СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Fatboy Slim. Капитан Кук

Fatboy Slim Рэйв умер. Танцы окончены. Музыка будущего — интровертные медитативные песни. Как не поверить в подобные заявления, если об этом говорит сам Fatboy Slim, точнее — его новый альбом „Palookaville". Кук — артист, который тонко чувствует конъюнктуру, и умеет сделать любой эксперимент коммерчески привлекательным. Игравший „ракенрол" в группе The Housemartins, покоривший чарты с танцевальными проектами Pizzaman и Freak Power, замиксовавший до золотого блеска и хитового формата песню „Brimful Of Asha" полусамодеятельной группы Cornershop, Норман обладает феноменальным талантом срабатываться с самыми разными музыкантами. Но даже для привыкших к переменам поклонников новый альбом „Palookaville" станет неожиданностью: на смену биг-биту явилось кантри, техно оказалось оттеснено рэпом, а среди приглашенных музыкантов обнаружилсь лидер Blur Дэймон Элборн и прославленный фанк-музыкант Бутси Коллинз. О причинах этих перемен PLAY расспросил самого Нормана Кука.

– У твоего нового альбома более „живой" звук. Насколько это был осознанный шаг?

- Я хотел попробовать сделать танцевальную музыку под, так сказать, винным соусом — то есть как бы вытащить ее за пределы ночного клуба. Правда, когда я начинал писать альбом, я вообще не знал, куда именно я буду ее „вытаскивать". Я не был до конца уверен в том, что делаю, особенно опасался использовать живые инструменты — в частности, гитары. Потом я освободился от этого комплекса, но осознанным выбором я бы это не назвал — просто так получилось.

- Как проходила работа над альбомом?

- Почти так же, как и обычно. Сначала, по собственной старой традиции, я перекопал полки во всех известных мне музыкальных магазинах. Потом полгода слушал старые пластинки, выуживал оттуда сэмплы. Но заканчивал работу я по-другому. Дело в том, что на этот раз я много работал с приглашенными музыкантами и вокалистами, и потому нервничал больше, чем обычно. За каждым уследи, объясни в точности, что нужно — это отнимает не только массу сил, но и кучу времени. В итоге пришлось дольше просидеть за компьютером с любимым „Pro Tools". Новые песни не похожи одна на другую, пришлось основательно повозиться с каждой.

- Ты опять самостоятельно сводил альбом?

- Да, конечно. К этому процессу я никого никогда не подпускаю. Мне так очень удобно работать, поскольку студия находится у меня дома.

- Кто на этот раз вдохновлял тебя как автора? Ведь это твоя первая пластинка, для которой ты писал и музыку, и тексты.

- Дэймон Элборн, конечно же. Мы с ним очень подружились, когда работали над последним альбомом BlurThink Tank". Вообще-то я мало внимания уделяю текстам. Сейчас открою вам секрет: песни Fatboy Slim строятся по следующей схеме: удачный сэмпл и его повтор, повтор, повтор. Потом припев, припев, ну и, допустим, фейд. Все. В принципе, отличная структура для поп-песни. Но Дэймон показал мне, как пойти дальше — он в частности и музыка Blur вообще оказали на мой новый альбом очень большое влияние.

- Расскажи тогда поподробнее о своем сотрудничестве с Дэймоном.

- Мы решили еще раз поработать вместе, когда закончили несколько совместных песен для „Think Tank". Помню, когда мы свели пластинку, то напились до чертиков прямо в студии. Дэймон тогда спросил, когда выходит мой очередной альбом. Я отвечаю, что, мол, уже начал записывать. Дэймон попросил поставить что-нибудь из новых песен, начал слушать, напевать, а поскольку мы находились в этот момент в студии, я записал его вокал. Мы были такие пьяные... То, что он тогда спел, я, конечно, никому уже не покажу. Хотя лично мне нравится. А несколько месяцев спустя Дэймон приехал ко мне и переписал вокал уже как нужно. Песня вышла отличная. Наверное, она обо мне и Зо (Зо Болл, одна из самых известных телеведущих Британии, супруга Нормана. - Прим. Play). Мы тогда с женой как раз возобновили отношения после размолвки, и Дэймон был очень рад видеть, что мы снова вместе. Песня так и называется, „Put It Back Together" — „Соедини это снова".

- Похоже, вы стали с ним настоящими друзьями?

- Да, с ним всегда интересно — к тому же, он знает столько анекдотов. С Дэймоном можно всегда хорошо посидеть, поговорить. Выпить, наконец.

- Тогда вернемся к „Palookaville". Что этот диск значит для тебя?

- То, от чего я уже избавился. Я записал этот альбом — и слава богу. Если серьезно, то „Palookaville" означает седьмое небо, нирвану. Когда ты выступаешь перед большой толпой, ты чувствуешь ее энергетику. Тебе так хорошо, ты танцуешь... Это конечная точка, пункт назначения. Это здорово.

- Стилистически „Palookaville" очень сильно отличается от твоих предыдущих работ...

- Ну, на нем есть песни, которые я могу играть как ди-джей. Но в основ- ном это, конечно, не танцевальная, не клубная пластинка. Думаю, ее можно слушать в машине, на отдыхе, на барбекю. Помню, когда я только-только закончил работу над альбомом, мы ехали с друзьями в машине на Гластонбери и слушали запись. Вот тогда я понял, что не хочу, чтобы этот альбом был танцевальным.

- После „Halfway Between The Gutter And The Stars" это довольно резкий крен в сторону...

- Да, и основное отличие — это структура песен. На предыдущей пластинке тоже были приглашенные музыканты, но мы с ними не столько работали над песнями, сколько просто расслаблялись и тащились от того, что делаем. Потом я уже лепил из того, что было записано. „Palookaville" же состоит именно что из традиционно структурированных песен — как я уже говорил, я впервые использовал живые гитары и бас. Что еще... не знаю, это вы мне скажите. Я записал альбом, а заниматься анализом — это уже не моя работа.

- А что ты скажешь критику, написавшему, что, допустим, „Palookaville" — это творческая неудача?

- Посоветую послушать его еще раз.

- Какая песня была первой, написанной для пластинки?

- „Long Way From Home". Ее я сделал вместе с группой Quality. Они где-то раздобыли мой электронный адрес и прислали демо. Я послушал, мне понравилось. Сходил на их концерт, познакомился. Чуть позже отдал им „минусовку" с „сырым" треком и сказал: напишете хороший текст — будет песня. То, что они сделали, меня потрясло до такой степени, что именно „Long Way From Home" задала тон последующей работе. Это классическая песня - с куплетом, припевом, гитарами, бэк-вокалом и прочим. На „Palookaville" именно она — ключевой трек.

- А самая, так сказать, неожиданная песня?

- Забавная история вышла с „Push And Shove", треком, который мы сделали с Джастином Робертсоном (британский ди-джей, записывающийся под псевдонимом Lionrock. - Прим. Play). Мы с ним до того не были хорошо знакомы, только шапочно. А тут оказались как-то вместе за городом на пикнике. Выпили, заговорили о работе, решили попробовать сделать песню. Предполагалось, что это будет техно. Но позже я понял, что техно не впишется в концепцию „Palookaville". В общем, когда Джастин оказался в студии, он просто взял акустическую гитару и сходу придумал песню. Получилось здорово — кроме того, это редкая возможность услышать, как Джастин, клубный ди-джей, поет и играет на гитаре. Так или иначе, мы оба получили огромное удовольствие.

- „Songs For Chesh" — это, наверное, самая нетипичная песня для Fatboy Slim вообще...

- Дело в том, что Чеш — это мой старый друг. Он погиб, и эту песню я написал сразу же, как только вернулся с похорон. Я поднялся к себе в комнату, сел за компьютер и просто начал подбирать звуки, искать мелодию. Так песня и получилась. Да, она грустная. Не знаю, какое еще слово подобрать... Самое интересное, что Чешу эта песня точно бы не понравилась, поскольку он современную электронную музыку вообще не любил, а был фанатом Queen. Представляю, что бы он сказал и какую бы гримасу скорчил!

- Наверное, когда подобное происходит, волей-неволей задумываешься о смысле жизни...

- Да, это правда. Помню, несколько дней спустя я разговаривал с одним приятелем, и он сказал мне: „Норман, когда тебе все надоест, возвращайся к тому, с чего начинал, стань ди-джеем, делай ремиксы".

И добавил: „А то ведь превратишься в седого и умного продюсера. И вот к тебе обратятся The Cardigans с просьбой записать им камбэк-альбом. И тебе это надо?" Я подумал: „Ну уж нет, только не The Cardigans!"

НЕ SLIM'ом ЕДИНЫМ

Проекты, в которых Норман Кук принимал деятельное участие:

The Housemartins

Норман Кук профессионально занимался музыкой еще тогда, когда большинство поклонников Fatboy Slim даже не появилось на свет. В 1984 году в английском городке Халл образовалась бит-группа The Housemartins, в состав которой годом спустя, собственно, и вошел Норман Кук — в качестве бас-гитариста. The Housemartins снискали определенный успех не только в родной Британии, но даже у нас — в перестроечное время их клипы пару раз промелькнули на советском телевидении, а нотную транскрипцию одной из песен опубликовал журнал „Ровесник". Коллектив распался в 1988 году, записав два альбома; лидер The Housemartins Пол Хитон впоследствии организовал The Beautiful South.

Freak Power

В середине 90-х чувствительный к моде Кук и харизматичный тромбонист Эшли Слейтер организовали эйсид-джаз-проект Freak Power. Хит „Turn On, Tune In, Cop Out", с прилипчивым мотивом а ля битловская „Day Tripper" надолго застряла в хит-парадах, и до сих пор активно тиражируется посредством малобюджетных танцевально-электронных компиляций.

Blur

Сюжет „Fatboy Slim записывает Blur" с самого начала воспринимался как анекдот. Кук и музыканты знаменитые бритпоперы приступили к плотной совместной работе, но в итоге записали лишь несколько песен, вошедших на последний номерной альбом BlurThink Tank". Будучи в Москве, Дэймон Элборн ничего вразумительного по этому поводу не сказал, ограничившись лаконичной репликой „не сложилось, а жаль".

Никита Филимонов,
Александр Беляев
Play
№ 17, 2004

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ