СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Bob Dylan. Смотри в Боба

Bob Dylan Боб Дилан выпустил книгу воспоминаний и теперь собирается экранизировать собственную жизнь.

Я стараюсь не забивать мозги лишней информацией. Тоже самое и моя книга. Там почти нет каких-то конкретных фактов. Во всяком случае, это не главное. Я старался быть абстрактным. И вообще, я сам точно не знаю, зачем я это все написал». Боб Дилан так и не смог точно сформулировать, почему он решил выпустить мемуары именно сейчас и зачем ему, собственно, это надо. Зато он сознался, что книга — это единственная возможность хоть что-то о нем узнать. «С того момента, как я стал более-менее известным, я старался не особо говорить о себе. Я специально скрывал свою личную жизнь от посторонних глаз». О нем было известно совсем немного. Например, что на самом деле его зовут Роберт Алан Циммерман, а свой псевдоним — Боб Дилан — он образовал от имени знаменитого английского поэта Дилана Томаса. Или что в двадцать лет он путешествовал по стране на товарных поездах, подрабатывал на стройке, водил грузовик. Воспоминания «In Chronicles Volume I» должны изменить ситуацию. Это сборник, как говорит сам Дилан, «довольно искренних мемуаров-медитаций». Он рассказывает о годах, проведенных в Нью-Йорке до начала работы над первой пластинкой, о своей уединенной жизни в Вудстоке и о том, что происходило в конце шестидесятых, о дискомфортных для него восьмидесятых, о диске 1987 года «Oh Mercy». В книге нет ничего на тему пристрастия Дилана к наркотикам, о его женах и любовницах. Слово «жена» постоянно употребляется автором, но Дилан явно имеет в виду не одну и ту же женщину, хотя нигде не упоминает имен. Действие книги начинается в шестидесятых годах в Нью-Йорке. Тогда же еще несовершеннолетний Дилан приезжает в богемный район Гринвич Виллидж со Среднего Запада. «Я не ставил себе никаких рамок, — говорит он. — Я не искал любви или денег. Мною двигал интерес к жизни и мое воображение. Я был тверд в своих поступках, а мое сознание было цепким, как капкан». Боб Дилан черпал вдохновение в совсем разных, порой весьма неожиданных источниках — например, в книгах Овидия, Мильтона, Эдгара Алана По и американских газетах времен Гражданской войны (1861—1865). Он проводил дни напролет в Публичной библиотеке Нью-Йорка за чтением газет прошлого века: «Странно, что люди, объединенные географически и религиозно, оказались заклятыми врагами. Америка распяла сама себя, она была уничтожена, но вновь восстала из пепла. Правда жизни — это тот фильтр, через который пропущены все мои слова».

Дилан не раз возвращается в это самое время и место — Гринвич Виллидж начала шестидесятых. Вот он встречается с шестнадцатилетней Сьюз Ротоло, с которой у певца был бурный роман и которая познакомила Дилана с творчеством Эль Греко, Гойи, Кандинского и Пикассо. Последний полностью завладел сознанием Боба Дилана: «Пикассо расколол мир искусства, разломил его надвое. Этот рисовальщик — настоящий революционер, и я хотел быть похожим на него». Творчество еще одного художника, Рэда Грумза, не менее сильно повлияло на молодого Боба:

«В его картинах было много общего с теми песнями, что пел я. То, что я пытался выразить словами, Рэд делал своей кистью. Героями его картин были странные персонажи —лунатики, полицейские, бомжи и страдающие клаустрофобией. Мне было интересно, смогу ли я сочинять столь же безумные песни».

В середине книги Дилан внезапно переносится в Вудсток, в то время забытое богом селение, куда он переехал в 1966 году после мотоциклетной аварии: «Я устал от этих постоянных гонок, надоела мышиная возня». Дилан жил вместе со своей женой Сарой Лоундес (это имя так ни разу и не появилось в «Chronicles») и тремя детьми. Иногда он бренчал на гитаре вместе со своими музыкантами, поселившимися по соседству. Приближался беспокойный 1968 год, и народ хотел видеть кумира на баррикадах. К Дилану приезжали «ходоки», требовали от него активного участия в политической жизни США. «Все эти проходимцы и демагоги разрушали мою жизнь. Все шло не так, как я хотел. Мир казался мне абсурдным. Меня тянуло назад в омут, из которого я так старался выплыть, и даже общение с близкими мне людьми не приносило облегчения». Певец забрал семью и вернулся в Нью-Йорк, в Гринвич Виллидж.

Дилан пишет, что не хотел быть ни голосом поколения, ни революционером. В его книге проскальзывают такие слова, как «мыльный пузырь революции», «лидер халявщиков, король отступников». Тогда он решил больше не писать музыку, которая может способствовать революционным настроениям. «Искусство — ничто, по сравнению с жизнью. И здесь никаких вариантов быть не может. У меня больше нет острой потребности в занятиях искусством». Дилан настаивает, что записал в 1969 и 1970 годах альбомы «Nashville Skyline» и «Self-Portrait», чтобы отдалиться от аудитории. Он как-то обронил фразу, что в то время сделал целый альбом, основываясь на рассказах Чехова, «а критики подумали, что диск был автобиографичен». Но в книге об этом ни слова. \

Некоторые не менее любопытные факты намеренно опускаются автором книги. Тогда, в Вудстоке, Дилан, сильно разочарованный жизнью и запутавшийся в собственных идеях, сделал со своей группой The Band так называемые «записи из подвала» — около ста песен, которые до сих пор считаются среди поклонников певца самыми глубокими и в то же время странными творениями. Дилан записал пластинку «John Wesley Harding» — альбом, про который критики тогда говорили — «работа, вытянувшая рок-н-ролл из болота психоделии и вдохнувшая новую жизнь в рок». Об этой эпохальной пластинке Дилан тоже не пишет. Как. впрочем, и о своих сложных взаимоотношениях с еврейской общиной США. Известно, что когда он начал профессионально заниматься музыкой, его отец заявил: «Мои мальчики ошибок не делают, но когда они их делают, то это крупные ошибки!

В следующей главе Дилан снова рассуждает о «жестокой творческой судьбе музыканта» и отправляется в 1987 год, в не менее трудное для себя время: «Я не был уверен, хочу ли я продолжать сочинять и исполнять музыку». Боб репетировал в маленьком джаз-клубе в Сан-Рафаэле (Калифорния), готовясь к совместному турне с группой Grateful Dead. Гастроли не оказали ожидаемого исцеляющего действия. Не помог и выпуск очередной «неплохой» пластинки «Oh Mercy». Осилить всю книгу достаточно тяжело. Для этого надо быть большим поклонником автора. Но сам Дилан не особо переживает по ЭТОМУ поводу. «Я написал трехсотстраничный труд, посвященный собственным творческим переживаниям, богоискательству и трудным взаимоотношениям с ближними и не очень людьми. Вполне возможно, что не все смогут дочитать ее до конца. Но это и не главное. Когда я писал книгу я снова вспоминал всю свою жизнь. Это, в общем-то, и требовалось. А то в последнее время я стал забывать, что же там — в моей биографии — собственно было. Кстати, мне уже предложили экранизировать мою историю. Почему бы и нет?..»

Текст Шикал Гплмор
Rolling Stone – Russia,
№ 8
февраль 2005

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ