СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Apocalyptica. Скрипки из железа

Apocalyptica В начале своей карьеры группа Apocalyptica выглядела не более, чем „приколом". Играть знаменитые „металлические" пьесы группы Metallica на виолончелях? Кажется, такое могло прийти на ум только поверхностным кавээнщикам или телепародистам, высмеивающим как метальный „угар", так и академическую „серьезку". Правда, очень быстро финский коллектив и его неутомимый лидер Эйкка Топпинен доказали, что в их музыке шуточек как таковых очень мало. Зато в избытке присутствуют исполнительское мастерство и любовь к самым разным жанрам. Только что у „Апокалиптики" вышел в свет новый альбом, а совсем скоро мы услышим их в большом кино, причем в российском фильме — в ожидающемся с нетерпением „Бой с тенью" режиссера Алексея Сидорова, автора культовой „Бригады".

Знаменитый дебют группы „Apocalyptica Plays Metallica By Four Cellos" все сказал за себя уже одним своим названием. Второй альбом ApocalypticaInquisition Symphony", вышедший в 1998-м, включал обработки Sepultura и Faith No More, но уже третий студийный CD „Cult" (2001) почти полностью состоял из собственных композиций Эйкки Топпинена, а версии двух песен Metallica („Until It Sleeps" и „Fight Fire With Fire") и пьеса Эдварда ГригаВ пещере горного короля" шли как бы в довесок. В деле виоленчельно-металлической стилизации Apocalyptica достигли предельного уровня мастерства. Слушая их альбомы, подчас трудно поверить, что играют только виолончели — инструменты ревут, как гитары с „дисторшн". Роман академической музыки с хэви-металом переживает в творчестве группы кульминацию: отделить два этих компонента один от другого здесь невозможно. На новом альбоме с названием-эпонимом „Apocalyptica" Эйкка и его коллеги пошли еще дальше — теперь в звучании стало больше ударных и даже появился вокал.

Запись музыки к фильму Алексея СидороваБой с тенью" тоже стала определенным этапом для команды: раньше им если и доводилось сотрудничать с кинематографистами, то уж точно не в таких ответственных случаях. Красивая и лиричная тема, которую Apocalyptica с присущей им энергией и драматизмом исполнили для нового к|иминального боевика режиссера „Бригады", идеально легла на начальные кадры фильма. И почему только эти ребята раньше не создавали саундтреки? А собственно, зачем гадать? PLAY позвонил в город Хельсинки и спросил обо всем худрука коллектива.

- Эйкка, расскажи, как Apocalyptica попала в саундтрек русского фильма?

- Ну, а у авторов фильма была хорошая музыкальная тема, которая могла бы стать лейтмотивом, но не было подходящего исполнителя. И они решили, что Apocalyptica подходит лучше всех. Так мы за это и взялись.

- Эта тема будет издана на CD?

В нашем альбоме она вряд ли появитcя - скорее всего, она останется только на саундтреке картины. Я не знаю, какие планы у продюсеров, но, по-моему, фильм выйдет только в апреле. А наш очередной альбом уже вышел, причем не так давно.

- Про альбом я тебя еще расспрошу, а пока скажи — ты сам уже видел готовую картину?

- Полностью — пет. Но я видел начало, где как раз и звучит наша запись. Она длится три или три с половиной минуты, что-то вроде того, и, по-моему, просто очень здорово ложится на начальные кадры.

- Вам понравилось работать с русским режиссером?

- Да. Собственно, это было не сложно - я же ничего не сочинял. Нам прислали ноты, мы сели, сыграли, записали, смикшировали, и отослали пленку в Россию. Вот и все! Нетрудно и приятно.

- Спрошу об очевидном. Apocalyptica ведь часто звучит довольно по-киношному, драматично и прозрачно. Почему же вы раньше не писали музыку для кино?

- Да просто нам никто не предлагал. Вообще-то, помимо этого нового российского фильма, я написал еще кое-что и для финских кинематографистов. Не так давно меня попросили сочинить что-то для одной картины.

- Ну а теперь о вашем альбоме...

- Да, сейчас мы как раз активно занимаемся его промоушеном. Туда вошли оригинальные композиции Apocalyptica, но с ударными. Получилась, на самом деле, рок-музыка — реально. У нас запланировано много концертов: сейчас выступаем в Европе с Rammstein, а потом поедем в тур по США. Потом вернемся в Европу и заедем в Россию.

- Не так давно твоя группа выпустила совместную песню с Вилле Валло из HIM и Лаури из The Rasmus.

- Ты имеешь в виду „Bittersweet"? Она как раз входит в новый альбом.

- Как родилась идея такого тройственного союза самых популярных групп Финляндии?

- Идея появилась не вдруг — мы с ребятами обсуждали эту возможность несколько лет! Первоначально я хотел просто пригласить Вилле и Лаури по отдельности спеть по одной песне на альбоме Apocalyptica. Мне захотелось, чтобы на нашем альбоме наконец появился какой-то трек с вокалом. А Вилле и Лаури, в свою очередь, хотели что-то исполнить дуэтом, но у них не было подходящей песни. Короче, я им сказал: „Ребята, напишу я вам песню". Написал. Им понравилось. Так их голоса оказались у меня на альбоме. А потом Лаури спел у нас еще на одном треке — он называется „Life Burns" и тоже входит в альбом. Это будет второй сингл, причем мы его сделали в трех версиях на трех языках: немецком, французском и английском. Мы уже даже клип сняли.

- А вообще, Apocalyptica не думают пригласить постоянного вокалиста? Или, может быть, сами запоете?

- Неееет! Мне кажется, мы хороши такие, какие есть, мы на своем месте. Вокал лишит нас присущей нам индивидуальности. Записать трек с вокалистами HIM и The Rasmus — это здорово, это фишка. Но иметь в составе постоянного певца? Для нас это будет просто скучно, поскольку одно дело — работать время от времени с классными ребятами, и другое - превратиться в аккомпаниаторов для певца. А так нас трое, и все мы фактически солисты, все равны.

- Ты ведь, если говорить правду, не фанат лав-метала и, наверное, больше любишь настоящую „тяжесть"?

- Честно говоря, я уже не особый фанат „металла". То есть мне нравятся какие-то новые группы, и, кстати, я большой поклонник своих соотечественников Kotipelto (это сольный проект вокалиста группы Stratovarius Тимо Котипелто. - Прим. PLAY). Хотя эту команду, похоже, нигде, кроме Финляндии, не знают (смеется). Отчасти меня интересует „нью-метал", в этом стиле встречаются интересные группы. Но в основном я слушаю более легкую музыку, современный рок. Мне нравятся Franz Ferdinand, Killers и подобное. Так что The Rasmus и HIM вовсе не „легки" для меня! Как раз то, что надо.

- Каким ты видишь будущее группы? Например, на вашем новом альбоме -какого вы хотели добиться звучания в идеале?

- Я хотел, чтобы было больше ударных. После предыдущего диска „Reflections" (2003) мы поехали в тур и взяли с собой ударника — его зовут Микко. Я решил, что это хороший опыт — посмотреть, как наше трио будет звучать с барабанами. Дело в том, что мы чувствуем себя ни чем иным, как рок-группой. Не виолончельным трио, а именно рок-группой. Которая играет на виолончелях. И направление нашему развитию задают концерты: мы смотрим, что получается, что звучит особенно удачно, что „качает". На опыт, полученный от концертов, мы и ориентируемся в каждой новой своей работе.

- Много лет назад ты нашел такой хитрый путь аранжировки — чтобы четыре виолончели играли рок-песню. Каким образом тебе в голову пришла эта идея?

- Да почти случайно. Еще до Apocalyptica я был музыкантом другого струнного состава. И там мы играли вещи Джимми Хендрикса, еще кого-то... Этот самый рок, в общем. И все отлично звучало. А потом я подумал: ,Д ведь этот принцип может сработать и для „металлических" песен!" Так и вышло.

- А ты не вдохновлялся творчеством современных академических и авангардных составов — таких, как Kronos Quartet?

- Нет. Я не увлекаюсь современной академической музыкой. Я, разумеется, слышал Kronos, но не могу сказать, что они на меня повлияли — у них ведь совершенно другая концепция. Хотя, может, и повлияли, а я этого и не заметил.

Текст Александр Беляев
Play
№ 4
19 февраля – 4 марта 2005

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ