СТАТИСТИКА





megablog.ru - Мегаблог мегаНастроения
  
  
0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ

Тори Амос. Ее изнасиловал поклонник

Tori Amos Последняя из чероки

Конечно, название „Последняя из могикан" звучало бы ярче. Однако оно было бы несправедливым по отношению к самой Тори Амос и ее предкам по материнской линии, в чьих жилах текла кровь чероки. И к тому же опасным — вдруг прочитает и пустит в ход томагавк из той коллекции, что у нее всегда под рукой? Хотя сейчас, когда ей уже чуть больше сорока и она стала мамой, некогда резкая и бескомпромиссная в любых спорах Тори предпочитает цивилизованные переговоры за чашкой чая. По крайней мере, поначалу.

Тори Амос, любимица рок-интеллектуалов и „американская Кейт Буш" — представительница вымирающего племени артистов „штучного производства", которые не росли на очередной „Фабрике". Племени, которое все еще диктует свои условия шоу-бизнесу и помнит времена, когда музыка была не просто способом заработать, но и формой общения с людьми. Это сейчас вектор публичного интереса умело смещен от личностей к имиджам и трендам, а фитнес-центр успешно заменяет человеку внутренний мир. А когда-то очередных альбомов артистов ждали, потому что хотели знать, о чем они споют в этот раз, и как сыграют. Именно тогда Тори, которой не было еще и двадцати, по вечерам музицировала на пианино в барах для „людей в костюмах", а днем жадно впитывала музыку, которая носилась в воздухе. Джони Митчелл, Нил Янг, Led Zeppelin, Beatles — она слушала их всех. Из-за этого ее несколькими годами раньше выгнали из балтиморской консерватории, куда взяли в пятилетнем возрасте за уникальную одаренность и где пытались воспитать как классическую пианистку. Однако девочку уже в то время гораздо больше интересовал Стиви Уандер. Именно такой артисткой, каковы были герои ее детства и юности, Тори в результате и стала.

Интересно, что карьера Тори развивалась в эпоху интенсивной коммерциализации того, что можно назвать поп-музыкой в самом широком смысле слова — в 90-е годы. Ее взрывной сольный дебют „Little Earthquakes" вышел в 1992-м, как раз под гром знаменитого судебного процесса „Джордж Майкл против „Virgin", первого сигнала того, что в словосочетании „музыкальный бизнес" второе слово стало жестко доминирующим. Самый амбициозный и сложный даже по нынешним меркам альбом „Boys For Pele", утвердивший ее в статусе первой леди adult alternative и одновременно получивший платиновый сертификат по продажам — увидел свет в 1996-м, в год, когда Принс написал у себя на щеке слово „раб" и в очередной раз затеял тяжбу с „Warner". Впрочем, если вдуматься, в этом нет ничего удивительного. Старые ценности зачастую пользуются наибольшим спросом именно тогда, когда им на смену приходят новые. Возможно, именно поэтому некоммерческая до кончиков пальцев Тори за десять лет продала более двенадцати миллионов пластинок и до сих пор с каждым новым альбомом дебютирует на солидных местах в любых чартах. А два года назад читатели журнала „Rolling Stone" внесли ее в список двадцати величайших концертных исполнителей наших дней — на пятое место.

Помимо старой, истинно рок-н-ролльной и „семидесятнической" по духу артистической закалки, у Тори Амос есть еще одно качество „прошлого времени" — гармоничность. Это действительно так — в ней удивительно естественным образом сочетаются противоположности. Скромность и бесстыдство, феминизм и женственность, эпатаж и вкус, порок и целомудрие. Некоторые из ее интервью не поддаются цензурному переводу. А другие — например, те, в которых она рассказывает о своем обожаемом рояле „Bosendorfer", — можно зачитывать детям в школах на уроках музыки. Это сродни истории с ее песнями, которые не крутят по радио, но которые продаются миллионными тиражами. Или ее происхождению и воспитанию, частично индейскому и языческому, частично — шотландскому и консервативно-христианскому (ее отец — священник-методист и по ее буквальному выражению „вряд ли вы найдете женщину, которой так же, как и мне, с детства совали религию во все возможные отверстия"). Тори — живой и редкий пример единства и борьбы противоположностей, пребывающих в поразительном равновесии. Она была такой и двенадцать лет назад, в самом начале своей карьеры, она остается такой и сейчас. В общем, именно в этом главная причина того, что до сих пор каждый ее новый альбом естественно и легко выносится на первые полосы главных музыкальных изданий во всем мире и становится действительным событием, без усилий PR-служб, тяжелых ротаций на радио и ТВ и прочих подобных вещей. Просто Тори Амос — одна из очень немногих молодых (а 40 лет — это не возраст) артисток современности, которые не нуждаются в имидже, а интересны сами по себе. Более того, у нее уже даже и нет этого самого имиджа. Просто молодая и красивая женщина, прекрасная пианистка и сильнейший сингер-сонграйтер живет спокойно вдали от суеты в английском графстве Корнуэлл с мужем и маленькой дочкой, и с периодичностью в два-три года выпускает новую пластинку, каждый раз неожиданную и не похожую ни на что бывшее раньше. Что она сыграет и споет на этот раз — всегда безумно интересно миллионам людей и даже тем из них, кто не читает газет и журналов, не смотрит ТВ и у кого нет радио. Гораздо более интересно, чем ее биография, и дискография, которые они и так знают наизусть.

ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

Имя: Майра Эллен Амос

Дата рождения: 22 августа 1963 года

Рост: 1.57

Волосы: брюнетка, но уже 20 лет как рыжая

Глаза: голубые

Муж: Марк Хоули, звукоинженер

Дочь: Наташа Лориен, 4 года

Выпивка: „Bordeaux"

Наркотики: ну так, бывало

Фетиш: туфельки

Запретные слова: „нью-эйдж", „воздушный эльф"

Инструмент: „Stairway", „Hammond B3"... но все-таки „Bosendorfer"

Творческое кредо: концептуализм

Фраза: „Сильный человек— не тот, кто тебя заставляет. Сильный человек — тот, кому от тебя ничего не нужно"

Текст Дмитрий Аношин

ВРОДЕ СКАЗКА

Тори Амос и ее альбомы

Текст Константин САВОСЬКИН

Y Kant Tori Read

[1988]

оценка: 3

„И в самом деле, — хочется спросить сегодня, когда все то, что могло случиться, уже случилось и осталось далеко-далеко позади, — неужели эта маленькая девочка по имени Тори тогда, делая свои первые шаги по дороге из желтого кирпича, не умела читать?.." Первый альбом Тори Амос был записан ею не в амплуа сольной артистки, а в составе хард-роковой группы Y Kant Tori Read, где девушка числилась вокалисткой. Альбом — жуткий раритет по сей день, и немногие даже самые ярые фанаты Амос его слышали. Рекомендуется он не столько почитателям Кейт Буш, сколько тем, кто в конце 80-х гонялся за пластами выглядевших так же, как Тори в те годы, накрашенных рок-барышень типа Vixen и Литы Форд. Глядя на Тори Амос сегодняшнюю — кто бы мог подумать...

Little Earthquakes

[1992]

оценка: 5

Альбом с названием „Маленькие землетрясения", который появился на свет по причине громаднейшего земле- трясения, случившегося на личном фронте экс-певицы хард-рок-банды, созданной как доходный проект для ее продюсеров. Певицу изнасиловал в темном лесу маньяк-поклонник — и это не могло не сказаться на ее творчестве. Альбом до сих пор считается одним из ярчайших феминистских манифестов в истории поп-музыки. Мурашки по коже начинают бежать уже со второго трека („Girl"): „Everybody else's girl, maybe some day she'll be her own..." (Первый трек — общеизвестный радиохит „Crucify", из числа „золотых" во всемирном поп-фонде — конечно же, не мог быть настолько откровенным, как того хотелось бы.)

Under The Pink

[1994]

оценка: 4

Все-таки в предыдущем альбоме Тори использовала чуть ли не все козыри, которые можно выжать из популярного жанра, работая с ним на пределе возможностей. „Little Earthquakes" явил миру ошеломительный образчик того, как женская экспрессивность самого высокого накала может быть реализована в формате обычного поп-сочинительства — более органичного варианта получиться уже не могло. Поэтому, видимо, на „Under The Pink" певица совершенно сознательно, не меняя ничего в тембре своего повествования, решила еще добавить фирменного сумасбродства в рассказываемые ею интимные истории, с потерей в таком качестве, как доходчивость. Кое-что стало казаться вдруг несколько авангардным. Зато объема и авторского пространства в этих песнях стало больше.

Boys For Pele

[1996]

оценка: 4

Пластинка и сегодня вспоминается по сделанной для ее оформления скандальной фотосессии, на которой Тори вскарм- ливает из своей оголен- ной груди запаршивевшего поросенка,сидя в кресле на какой-то полуразрушенной американской ферме. Это самый „американский" альбом в дискографии артистки, в том плане, что он и музыкально в большей степени, чем раньше, соткан из гармоний, характерных в основном для творчества истинно американских сингеров-сонграйтеров, и содержанием своим напоминает скорее сеанс публичного общения с Богом, которое так распространено среди паствы Нового света. Меж тем, отдельным хитом отсюда стал клубный ремикс „Professional Widow", сделанный совсем не богоугодным ди-джеем Армандом Ван Хельденом.

From The Choirgirl Hotel

[1998]

оценка: 5

Это, может, предвзятая оценка, но бывшему сотруднику мейджора „Warner Music", занимавшемуся в один год выпуском и промоушеном альбомов Мадонны и Тори Амос, даже много времени спустя трудно отделаться от ощущения, что то, чем для Мадонны в 1998-м был „Ray Of Light", для Амос стал „From The Choirgirl Hotel". И то, и другое — верх желания обеих артисток экспериментировать над собой, не стоять на месте, открывать доселе неисследованные территории. Оба диска сделаны со значительным, если не решающим, присутствием сверхпроводниковой электроники; только если Мадонной умело заправлял сэр Уильям Орбит, то Амос пришлось во многое проникать самой. Высший балл — за смелость в поиске нестандартного стилистического решения. Идеала в целом не получилось, это верно. Но когда что-то получается идеально фрагментами — стреляет не по-детски.

То Venus And Back

[1999]

оценка: 4

Тори действительно I совершила с этим альбомом путешествие в свои девичьи годы („Venus" как раз и намекает на девичество) и обратно. Двойную пластинку составили концертные версии старых вещей вроде „Precious Things" и „Cornflake Girl" и целый диск новинок, самой известной из которых является „Glory Of The 80's", а любимой у автора этих строк — „Concertina". При этом, что более напоминает об Амос поры начала 90-х — старые вещи или новинки, — это, признаться, вопрос.

Strange Little Girls

[2001]

оценка: 3

For Tori Amos fans only. Певица исполнила дюжину кавер-версий, часть из которых, если не слышать конкретные записи, можно издалека принять за анекдот. Особенно такой, например: „Тори Амос перепевает Slayer". Гораздо лучше дело обстоите кавер-версиями Нейла Янга, Тома Уэйтса, Лу Рида и The Beatles. Особняком стоит „Enjoy The Silence" Depeche Mode: песня сама по себе настолько культовая... Вот только стоило ли ее исполнять Тори Амос — тем более так, как наша странная маленькая девочка сделала это здесь?

Scarlet's Walk

[2002]

оценка: 5

А про это мы уже писали. И вот что: „Альбом достоин статуса поворотного. Как обычно к моменту выхода у Амос очередной пластинки, появляется соблазн обозвать ее самой сильной в дискографии. Хотя стоит поднять „Little Earthquakes" или „From The Choirgirl Hotel" — и уже с ними ничто не сравнится. „Scarlet's Walk" ближе к первой, чем ко второй. Если говорить о звуке и гармонии, то песни Тори опять стали простыми и мелодичными. Меньше электронной обработки, больше чистых музыкальных эмоций. Что касается текстов, то новый альбом — путешествие по Америке, которую Амос взяла на себя смелость открыть заново. „Скарлет может быть страной, может быть человеком. А может — кровавым следом..." Сумасшествие, порнография, самолеты, направляющиеся в Нью-Йорк — из этого и еще много из чего, как из лоскутков, соткана Торина новая „a sorta fairytale", сказка. Вроде сказка. А вроде и быль".

Play
№ 4
19 февраля – 4 марта 2005

0-9# A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z РОССИЯ